Человек и робот — Жак Фреско — Проект Венера

Человек и робот — Жак Фреско — Проект Венера

Если видео не открывается >>НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ<<

Добавить в заметки чтобы посмотреть позже?

Чтобы узнавать о свежих записях укажите email:

Сегодня я хотел бы поговорить о роботах и поведении людей,
о главном различии между кибернетическими организмами
и человеком.
Многие считают, что программирование
людей и роботов происходит схожим образом.
Это не так.
Основное различие состоит в том, что можно создать робота,
который подходит, берёт предмет и кладёт его в другое место.
Но, если до того как робот начнет двигаться,
вы сами переложите этот предмет в нужное место,
робот всё равно пойдёт, схватит пустоту и понесёт.
Понимаете? Это называется "запрограммирован".
Отличие человека от робота заключается в том,
что человеческое поведение нелинейно.
Это значит, что робот может делать только то, на что вы его запрограммировали,
и если посмотреть на него через микроскоп,
вы увидите магнитные домены, которые заставляют робота подойти
к определённому месту и сесть на стул.
Если же вы отодвинете стул,
робот подойдёт, сядет на пустоту и упадёт.
Это называется "запрограммирован". Человек существенно отличается от этого.
Если вы работаете с человеком,
или шимпанзе, или с любым другим животным…
(Возьмём, к примеру, шимпанзе)
Поместите шимпанзе в большую клетку,
из стены которой торчат стержни разной длинны
с фигурками на концах (круг, треугольник, и так далее).
Вам не придётся учить обезьяну.
Рано или поздо она дотронется до них.
И когда она дотронется до одного из них,
побежит вода. Когда дотронется до другого, появится еда.
Коснётся следующего, и из стены выпадет мягкая кровать.
Если животное проведёт в этой клетке достаточно времени,
оно будет пользоваться рычагами надлежащим образом.
Каждое животное обладает определённым диапазоном поведения.
Если вы помещаете животное в определённое окружение, оно реагирует не как робот.
Животное осматривается, ищет необходимое: например, еду.
Если там, где была еда, листья круглые,
оно пойдёт к круглым листьям.
Это называется "ассоциативная память".
У компьютеров нет ассоциативной памяти.
Они следуют программе.
Если через микроскоп посмотреть
на пластинку для граммофона, вы увидите зигзаги,
вырезанные в виниле.
Эти зигзаги представляют собой голос какого-нибудь человека.
Когда пластинка играет,
и на ней запись Карузо или кого-нибудь другого,
она не может отклониться от своей программы.
Запрограммированные роботы не могут отклониться от своей программы.
Если, конечно, не сделать царапину поперёк пластинки,
или изменить её форму, например, овал вместо круга.
Если животное дотронется до чего-то овального,
думая, что это круг (потому что они не такие разборчивые),
оно получит лёгкий ожог,
поэтому больше никогда не притронется к этому предмету.
Это то, что есть у животных и чего нет у роботов.
Если робот к чему-то прикасается — у него не возникает чувств…
Какие чувства у робота?
Если его ужалит оса, его это совершенно не побеспокоит.
Можно сделать робота, который будет учиться реагировать на различные фигуры.
Когда он видит треугольник, нажимает на кнопку и его части смазываются.
Но у него не возникает приятных ощущений,
поэтому у него нет причин для того, чтобы запомнить эти действия.
Если же чего-то касается человек,
и при этом у него появляются приятные ощущения, он повторит это.
Робот не может дотронуться до чего-нибудь и воскликнуть: "Ух ты, так приятно!"
Они только притрагиваются, делают что-то и отъезжают,
но для них это ничего не значит. Вы понимаете это?
Я спрашиваю, понимаете ли вы,
потому что сегодня идёт так много споров
по поводу роботов и людей. Захватят ли роботы власть?
Нет, если они не запрограммированны её захватить.
Если же они запрограммированы захватить власть, они будут стрелять
только в людей в определённой военной форме.
Если солдат будет оставаться неподвижным,
робот может пройти мимо. Но можно и наделить робота способностью
отслеживать и стрелять по всему, что движется.
Является ли робот убийцей? Нет. Он запрограммирован стрелять.
Это совсем другое. В человеческом мозге,
по некоторым оценкам, от 10 до 15 миллиардов нейронов.
У робота сотни тысяч ассоциативных элементов, но не миллиарды.
Если вы научитесь, что из кружки можно пить воду,
то тогда всё, что с виду похоже на кружку, сможет выполнять такую функцию.
Мы можем отклонятся от нашей программы.
Похоже, что мы строго следуем своей программе, но по ходу её исполнения
ассоциативная память подсказывает: "Я это трогал и почувствовал боль.
Я трогал вот то и боли не было, было что-то другое."
Робот никогда не посмотрит на что-нибудь и воскликнет: "Это интересно!"
Если вы зависните в воздухе на глазах у робота,
он не скажет: "Ну вот это точно интересно."
Он не может. Робот делает только то, что он запрограммирован делать.
Человек же может увидеть что-то,
иметь для этого программу, но в то же время сравнивать это с чем-то другим.
Это понятно? Или у вас есть вопросы?
Это главное отличие между запрограммированным
и человеческим поведением.
Получая новую программу, человек уже обладает огромным количеством ассоциаций.
Поэтому если другие ассоциации напомнили ему о чём-то другом,
он может отклониться от программы.
Именно поэтому люди выходят с моих лекций
с различными толкованиями.
(Роксана) Рэй Курцвайль предполагает, что в будущем, с использованием нанотехнологии,
можно будет встроить в голову устройство,
как второй мозг, которое будет настолько быстрым,
что может захватить управление человеком.
— Вы можете так сделать.
Но это не даст машине возможность сказать: "Как удивительно!
Я никогда не видел такого." Человек же способен на это.
Человек может что-то увидеть и сказать:
"Странно, как это лист бумаги выдерживает целую стопку книг."
Робот такого не скажет.
Да он на это даже не посмотрит. Робот сможет распознать, что это книги,
только если вы поставите их перед ним и скажете:
"Это стопка книг". Робот посмотрит и повторит: "Это стопка книг."
Но если вы повернёте её боком, робот перестанет понимать, что это.
Если повернуть их боком и сказать: "Это также стопка книг."
при этом поворачивать стопку под множеством углов,
так чтобы робот приобрёл ассоциации с этой формой
в разных позициях, тогда он сможет назвать это стопкой книг.
Если же показать ему апельсин, и сказать, что это апельсин, а после этого разрезать его пополам,
робот больше не сможет назвать его апельсином.
Он не скажет: "Похоже на половину апельсина."
(Роксана) Курцвайль называет это "сингулярность."
Это когда люди начнут имплантировать в голову устройства
с огромными вычислительными мощностями.
— Если они не присоединены к другим нейронам,
они не смогут ничего сделать. — (Роксана) Они не смогут захватить управление? — Нет,
если они не присоединены.
(Джоел) Курцвайль утверждает, что они будут присоединены
через специальный интерфейс связи. — Если будет интерфейс…
Органические нейроны воспринимают события только с определённой скоростью.
Всё, что превышает эту скорость, нейроны не воспримут.
С другой стороны электронные устройства работают практически со скоростью света.
Нейронная ассоциация относительно медлительна.
Если вы попытаетесь ускорить у человека пищеварение,
вы ограничены скоростью пищеварительных кислот.
Если вы утроите скорость, кислота может переварить
заодно и часть кишечника.
Понимаете, что я имею в виду?
Возьмём к примеру медведя и поместим его в комнату такого размера,
с 40 торчащими предметами (они должны торчать).
Медведь возможно научится пользоваться
12 из них, но не 40.
Он не запомнит 40. Ему не хватит нейронов,
чтобы запомнить.
Когда медведь перемещается по своей среде обитания: "На этом кусте ягоды."
и запоминает, где находится этот куст.
"Вот здесь есть животные, которых я бы мог съесть."
Медведь может построить, может быть, тысячи ассоциаций.
Но, чтобы сказать точно, нужно изучить диапазон этого животного.
Сколько рычагов животное может запомнить,
подскажет вам, какие у него могут быть внешние реакции.
Если вы обнаружите, что медведь может выучить 47 рычагов
(может чуть больше или чуть меньше),
тогда вы узнаете, что этот медведь может реагировать
47 различными способами.
Человек же может построить ассоциации
с тысячами предметов из его окружения.
Человек может узнать об определенном фрукте,
который растёт на дереве.
Но он не полезет на дерево, если под ним будут лежать упавшие фрукты.
А робот полезет. Понимаете?
Если запрограммировать робота, лезть на дерево за яблоком,
он так и сделает.
Но если вы положите яблоко на землю, робот не воскликнет: "Хопля!
Это упрощает дело."
Этого не произойдёт, если вы не встроите в робота что-то специально для того,
чтобы справляться с непредвиденными ситуациями.
А это именно то, что люди еще не знают, как сделать.
Они не знают, как запрограммировать робота, чтобы он сказал: "Так, а это что такое?".
Потому что слова "А это что такое?" для робота ничего не значат.
Но для человека в них есть смысл.
(Роксана) Робототехники и Курцвайль утверждают,
что, когда роботов подключат к восприятию окружения,
и когда у них будет достаточно информации, они
превзойдут и обгонят людей.
— Нет. Робот
не задаёт вопросов. Робот не скажет:
"Я когда-то здесь уже был. Я это уже видел."
У них недостаточно нейронов, чтобы построить
всевозможные ассоциации.
(Роксана) Думаешь, возможно, что они будут способны на это,
если использовать биологические элементы? — Если они запрограммированы, то нет.
Но если робот самопрограммируется…
Причины действий робота
очень отличаются от причин действий человека.
Когда человек кладёт что-то в рот, ему может быть вкусно.
Но если это сделает робот — ничего. Никакой награды.
Что может быть наградой для робота?
Присесть и сказать: "Фууу. Я так устал.
Так приятно посидеть." У робота нет чувств.
Если он садится, он не скажет:
"Хорошо, что у меня здесь кресло есть."
Ему плевать на всё это. Если свет становиться настолько ярким,
что глаза робота отключаются, он скажет: "Я ослеп."
(Если его так сконструировать), но он не станет выключать этот свет.
Если же вы его для этого запрограммируете,
он приглушит свет, когда станет ярко,
но не потому что стало ярко,
а потому что у него есть датчики, которые реагируют на свет.
Улавливаете разницу?
(Рокасана) Вчера вечером ты объяснял, что
человеку необходим опыт, чтобы реагировать.
— Да, это значит, что робот не ищет нового опыта.
Робот не хочет узнать, почему некоторые покрышки изнашиваются быстрее, чем другие.
Он не возьмёт микроскоп, чтобы посмотреть
на резину покрышки. Робот для этого не оснащён.
У них нет ни удовольствия, ни боли.
Если бы у них были удовольствие и боль,
у них были бы и предпочтения.
Понимаете? Если робот пилит
бревна циркулярной пилой,
он автоматически будет пилить всё, что ему подкладывают.
Если под пилу положить человека, он его тоже распилит.
Он не подумает: "Минуточку, это же человек. Я не хочу это пилить."
Робот не может сделать ничего, на что его не запрограммировали.
Его можно запрограммировать пилить бревна, но он будет пилить всё,
что попадает под пилу. Если вы помешаете его программе,
он не скажет: "Эй, подожди-ка, чего это ты сбиваешь мою программу?!"
Если радар обнаружит туман в Сан Франциско,
самолёт может пролететь над непогодой.
Самолёт увеличит высоту, основываясь на данных впереди по курсу.
Если там туман, самолёт поднимется. Но поднимется он не для того, чтобы избежать тумана!
Это человеческое предположение.
Робот подниматеся, потому что его датчики
восприняли туман впереди, и передают сигнал
на устройство, управляющее закрылками, которые изменят угол.
Если идёт дождь, робот может открыть над собой
зонтик. Потому что когда капля упала на зонтик,
она замкнула два контакта,
и между ними пошёл ток. Это и открыло зонтик.
Но робот не скажет: "Дождь идёт. Я промокну. Открою-ка я зонтик."
Ничего подобного. Понимаете?
Я горорю о сегодняшней робототехнике.
Люди спрашивают: "Захватят ли роботы власть?"
Нет никаких причин предполагать подобное, если они запрограммированы определённым образом.

Понравилось? Голосуй! Поддержи проект: Очень плохоПлохоБолее менееОтлично!Супер!
Человек и робот - Жак Фреско - Проект Венера Загрузка... Человек и робот - Жак Фреско - Проект Венера Человек и робот - Жак Фреско - Проект Венера
+ +